Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Замороженные “вихри мыслей” 

(отрывок из романа Принцип Неопределенности)

Андрей Георгиевич был хирургом от Бога. Он сам это знал. Он всегда до конца бился за всех своих пациентов. Вне зависимости от того, были ли они его знакомые или знакомые его знакомых, или просто незнакомые ему люди с улицы. Он умел, а главное, любил, спасать людей. За свою почти двадцатилетнюю практику, чего только он не насмотрелся в больнице. Но люди продолжали его удивлять.

Андрей Георгиевич заведовал сразу двумя хирургическими отделениями – и мужским и женским, и мог бы и не оставаться на ночные дежурства. Но он любил свои ночные дежурства. Почему-то ночью, когда на небе появлялись звезды, а на улицах Москвы уменьшалось количество автомобилей, ему лучше работалось. Ночью он был ближе к Богу.

Когда он не оперировал, он любил подолгу беседовать со своими пациентами “за жизнь”. Любил сидеть с ними в “палате люкс”, когда они спали. На самом деле, это была двухместная палата. Часто на второй кровати спал он сам. Андрей приглашал в свою палату только тех, кто ему нравился. Манипулируя медикаментами, без особого вреда для здоровья пациентов, доктор научился вызывать их бред – сон наяву. Так он вместе с пациентами смотрел их сны. Андрей читал и Карла Густава Юнга, и Станислава Грофа, и Дэвида Бома, и Карла Прибрама. И много еще чего читал и знал.

Во сне и наяву, люди были совершенно разными, иногда даже полными своими противоположностями, ‘’развернутыми на 180 градусов”. Вот Дмитрий, например. Совершенно “темная” личность днем: циничный, насмешливый, грубый, не в меру увлекающийся всем тем, чем лучше не увлекаться. А ночью – совсем другой человек: любящий, мучающийся, ищущий. А если понадобится Ольге реальная помощь, еще большой вопрос, как он поступит. Ну, и когда он настоящий? Днем или ночью?

Днем Дмитрий был беспробудно слеп и глух, не желал видеть и слышать того, что знать ему было необходимо. Необходимо для его же счастья и здоровья. Сны и галлюцинации после принятия болеутоляющих наркотических средств отключали контроль его мозга, обнажали его боль, каждый раз, осторожно предлагая ему новые возможности для осознания ситуации. 

“Эх, Дима, Дима, поверь моему опыту хирурга, нельзя расчленить мир на части – плохо - хорошо, за то люблю – за это ненавижу. И душу от тела оторвать нельзя, пока мы живы. Ты - это ты. И хоть внешне тебе удалось создать из себя образ законченного проходимца, но внутри ты без Ольги своей жить не можешь. А ты – это как раз то, что внутри. Пока не осознаешь это, так и будешь маяться", – вздыхал Андрей Георгиевич.

Сны, творческая работа, фантазии и галлюцинации – все это  разные способы, которыми наше мудрое сознание, наше внутреннее ‘’я’’, связанное со всем миром в единое целое, пытается противодействовать бесконечному стремлению нашего рационального ума расчленить все на части.

Андрей Георгиевич все думал, как бы Дмитрия чуть-чуть подтолкнуть к выводу, что нельзя изменить окружающую реальность и переделать других людей, но можно измениться самому, и тогда изменится мир вокруг.

Однажды вечером, читая книгу, он наткнулся на размышления психиатра Дэвида Шайнберга о замороженных “вихрях мыслей”. “О, это же то, что нужно! Спасибо, спасибочки”.

Через несколько дней обстоятельства сложились так, что его школьному другу надо было срочно вырезать аппендицит. Андрей Георгиевич знал, что его семейная проблема будет очень хорошей демонстрацией “завихрения в мозгу”. Тема, правда, была другая, но не суть.

-Дим, а ты не будешь возражать, если я к тебе в твой “люкс” пациента подложу на недельку? Мой школьный друг. Срочно надо аппендицит ему вырезать. Ты у меня еще месяц будешь лежать, в лучшем случае. (Андрей)

-Почему так долго? (Дима)

-Надо было меньше пить, или хотя бы пьяным за руль не садится. (Андрей)

-Надо было, теоретик. Пациент-то не занудный? (Дима)

-Да нет, что ты, мировой мужик. Ну, не без “завихрений в голове”, конечно. Но ничего страшного. “Завихрение” у него на тему матери. Если у тебя такой проблемы нет, то ты и не почувствуешь ничего. (Андрей)

Дмитрий бы и внимания не обратил, не акцентируй Андрей эту проблему.

Спустя неделю, когда палата Дмитрия опять превратилась в одноместный “люкс”, Андрей зашел к нему вечером. - Ну, все у тебя нормально? Как мой пациент, не замучил тебя? (Андрей)

-Да, нет. Но с матерью у него в голове беда, ты был прав. Клинит его на ней: то он ей одно должен, то другое. Бедный мужик. Я ему пытался внушить, что надо уехать от нее подальше, зачем же жить с ней на одной лестничной клетке? А он опять разводиться собрался. Опять очередная его жена маме не нравится. (Дима)

-Знаешь, как медики называют такие проблемы? (Андрей)

-Как? (Дима)

-“Завихрения в мозгу”. Еще Бом утверждал, что мысли подобны образующимся в реке вихрям. И знаешь, вихри эти могут быть удивительно устойчивыми. Он же вырос уже, и мама ему не нужна. Ты прав, надо ему переехать от нее подальше, и все дела. Хочешь ее навещать - навещай, зачем же ужинать каждый вечер вместе, если она хронически ревнует его ко всем его женщинам?

-У меня, кстати, тоже такое “завихрение” было. Я считал, что жена меня ревнует к работе. Теперь оно, правда, прошло. Живу один. Cтало намного спокойнее, никто не к  кому не ревнует... Только тоска в полнолуние такая, хоть волком вой. (Андрей)

-А эти “завихрения” лечатся менее радикальными способами? (Дима)

-Есть способ… А плохо, знаешь, что? Такой “вихрь”, захватив власть над нашим поведением, не дает возможности воспринимать новые идеи и информацию, ограничивает наши творческие возможности. Человек все ходит и ходит… по замкнутому кругу. От себя же далеко не уйдешь? У тебя, кстати, такой “вихрь” тоже есть. (Андрей)

-Ты откуда знаешь? Родители напели или кто другой? (Дима)

-Ты сам и напел. Ты в первое время после операции бредил. А верным доказательством того, что такой “вихрь” накрепко засел в твоей голове является то, что ты не хочешь на эту тему разговаривать. Ну, ладно, я пошел, извини, коль влез не в свое дело. (Андрей)

-Андрей! – крикнул Дима ему во след.

-Что? – обернулся Андрей Георгиевич.

-Раз уж влез… Ты сказал, есть способ? (Дима)

-Какой? (Андрей)

-Ну, что бы излечиться от... “завихрения в мозгу”? (Дима)

-А… скажу. Постарайся увидеть ситуацию во всем ее многообразии. Я вот жалею, что с женой развелся. Сойди в сторону со своей статической точки зрения. Даже для  простого кирпича можно найти тысячу способов его использования, что уж говорить о человеке…

-Знаешь, что такое опыт? Это нейрофизиологические процессы, протекающие в мозгу. Между воображаемым и реальным нет большой разницы. Если человек в состоянии создать себе болезнь, то он в состоянии и излечиться от нее. Как? Придумай себе позитивные установки, визуализируй желаемое, просто, поверь, в конце концов! (Андрей)